MetalKings.Org - портал о роке и метале
MetalKings.Org - ВконтактеMetalKings.Org - в ФейсбукеMetalKings.Org - ТвиттерMetalKings.Org - Гугл Плюс
Главная / Интервью
10 Октября 2016

Интервью с RAGE:

«Мы уже полностью сочинили новый альбом»

английская версия

К фанатскому счастью, RAGE в России гости не редкие, и тенденция после кардинальной смены состава меняться не собирается. В связи с предстоящими концертами трио в Москве и Санкт-Петербурге, мы связались с Пиви Вагнером: поговорить об альбоме, расколе прежнего состава, статусе группы REFUGE и в целом текущих делах. Как оказалось, у RAGE новостей гораздо больше, чем обычно бывает у группы, которая всего четыре месяца назад выпустила новый альбом

Интервью с группой RAGE


Привет, Пиви, как дела?

Привет, отлично.

Вы сейчас не в туре?

Нет, сейчас у нас перерыв, я свободен, поэтому попросил назначить интервью на утро, чтобы потом уже заняться своими делами.

Опять будешь возиться со своими костями и черепами?

Да, сегодня надо будет заняться кое-какими окаменелостями.

Ясно. Как обычно. Первые анонсы вашего нового альбома, «The Devil Strikes Again», гласили, что он окажется своеобразным возвращением в середину девяностых. По-моему, это не совсем так: иногда он звучит, как что-то из эры Манни, а иногда – как что-то из двадцать первого века. Что думаешь на этот счет?

Я особо не сравниваю новый альбом с нашими старыми работами. Конечно, в некотором смысле, та старая энергетика вернулась, но это не калька с наших ранних альбомов. Это новый альбом RAGE. Привкус более раннего материала присутствует, потому что я для него писал песни так, как это делал много лет назад. В таком случае, конечно, можно услышать какие-то реминисценции классического материала. Но это новые песни и новая группа. Думаю, что мы звучим так, как должны звучать сегодня. Здесь много свежести – такую песню, как, например, «The Dark Side Of The Sun» мы в девяностых не написали бы. На «Black In Mind» она точно не похожа. Большинство из этих сравнений исходит от критиков или от журналистов, а я просто пишу свои песни, записываю и аранжирую так, как чувствую. Естественно, два новых участника группы, Маркос и Лаки, большие поклонники той эпохи, поэтому если слышатся подобные флюиды, то они исходят в том числе и от них. Я не против, мне тоже нравится тот период, я знаю, что и многие фэны рады, что мы двинулись в таком направлении. Но в целом я не пытаюсь достичь чего-то конкретного, когда начинаю писать альбом. Пусть всё идет своим чередом, посмотрим, что из этого выйдет. Вообще, мне альбом очень нравится, в нем очень много мощи, много того, что я люблю в метале, все эти трэшевые элементы, я считаю, что они хорошо подходят нашей музыке. Пусть критики решают, что мы там насочиняли, а мы просто довольны альбомом, нам нравится играть живьем эти песни и мы рады, что альбом был хорошо принят.  

Интервью с группой RAGE


Чьей идеей было работать с Дэном Свано? Весьма неожиданный выбор.

Это была моя идея, потому что Дэн – мой старинный друг. С каких же пор мы дружим?.. Уже лет двадцать, наверное. Впервые я с ним познакомился, когда он готовил дебютный альбом NIGHTINGALE. Хольгер Штратманн, редактор журнала «Rock Hard», тогда делал фото для оформления альбома. Не знаю, видел ли ты эту обложку, это альбом «The Breathing Shadow», там изображены черепа. Какой же это год был?.. То ли девяносто пятый, то ли девяносто шестой. И он попросил одолжить ему несколько черепов из моей коллекции. Так я с Дэном и познакомился. С тех пор мы часто обсуждали, что нужно сделать что-нибудь вместе, но как-то не складывалось. А сейчас, когда я думал, кто должен работать над звуком для нового альбома, то решил обратиться к Дэну. Мне нравится, что он делает: например, звук WITHERSCAPE. Он нам очень подходил и я доволен тем, какой звук он нарулил на нашем альбоме.

Ну и череп с обложки вашего нового альбома, само собой, тоже из твоей коллекции.

Да, это череп времен Римской империи.

Когда слушаешь альбом, чувствуется, что он сочинен и записан очень быстро, почти импульсивно. Это так?

В определенном смысле, да. Мы справились с ним очень быстро, идей было много, креативность просто адская (смеется). И хотя сделали все быстро, никакой спешки не было. У нас в распоряжении был весь 2015-ый год, чтобы все написать, но сделали все очень быстро и накопили материала больше, чем нам нужно. А сейчас мы даже еще быстрее. Могу тебе сказать, что наш следующий альбом уже полностью сочинен. Все готово, осталось только записать (смеется). Пре-продакшн закончили пару недель назад, и мы продолжаем писать песни, у нас просто горы материала, из которого мы можем выбирать что-то для нового альбома. Но что у нас есть сейчас – это двенадцать готовых песен, и звучат они убийственно! Получилось продолжение «The Devil Strikes Again», но, возможно, музыка стала более глубокой. Например, там будет одна очень длинная трилогия, минут на пятнадцать-двадцать. Так что наш креативный запал не иссяк.

Ни хрена себе новости! Сегодня группам после выпуска альбома, как правило, нужно покататься пару лет и только потом садиться за новый.

(Смеется) Я еще никогда так быстро не записывал альбом! Напоминает восьмидесятые или начало девяностых, тогда было в порядке вещей выпускать по пластинке в год. Тогда мы тоже были довольно продуктивными. Сейчас в группе прекрасная атмосфера, она нас очень вдохновляет.

Интервью с группой RAGE

 
Сейчас у тебя в группе два новых участника. Какие главные требования, которым должны соответствовать музыканты, чтобы попасть в RAGE?

Главное требование для этого состава – надеюсь, что он будет последним (смеется) – это то, что я хотел работать с друзьями. С людьми, которые меня давно знают, которых я давно знаю, которые меня принимают и уважают. Уважают историю RAGE и все то, что я развивал эти тридцать лет. Поэтому я взял Маркоса и Лаки, с которыми давно дружу. Плюс к этому, я знал, что другие музыканты их очень уважают, но меня в этот раз совершенно не заботило, насколько они хороши технически. Особенно Лаки – он вообще за барабаны лет восемь не садился. Я только помнил, что он был хорошим барабанщиком в девяностые, когда начинал со своими первыми группами. Но я его знаю с 1988-го года, когда ему было пятнадцать или шестнадцать, и он брал уроки у Криса Эфтимиадиса. Потом он стал его техником, мы вместе были в турах, с тех пор мы и дружим. Маркоса я знаю уже больше десяти лет, мы были довольно близкими друзьями и последние пару лет думали сделать что-нибудь совместное. Я понятия не имел, что именно, но закончилось тем, что он стал гитаристом RAGE (смеется). Такого у меня в планах не было. Этот состав отлично сработался, мы уже дали вместе много концертов, идеально притерлись друг к другу. Не знаю, смотрел ли ты на YouTube видео с наших выступлений, но скоро мы будем в России: в ноябре посетим Москву и Санкт-Петербург – можно прийти и посмотреть, что у нас действительно полное взаимопонимание, и на концертах вернулся дух тех самых старых выступлений. Для меня большая радость сейчас выходить на сцену вместе с ними. В части личных отношений все тоже замечательно, а это очень важно, потому что в туре музыканты проводят столько времени вместе, как будто они женаты друг на друге. И это очень помогает, когда вы хорошо друг к другу относитесь, когда вам весело проводить время вместе. Это совсем не так, как если бы ты работал просто с профессионалами, в таком случае нет никакой связи на личном уровне. Так было с прошлым составом – это была профессиональная коллаборация, в музыкальном плане все здорово, но при этом никаких личных привязанностей. И проводить сутки напролет в такой компании иногда было довольно болезненно. Когда такое накапливается годами, когда во время долгих переездов чувствуешь себя одиноким и тебе не с кем поговорить, то это превращается в натуральное страдание. Сейчас для меня все гораздо более приятно, мы постоянно веселимся за пределами сцены, а это большая часть дня (смеется). С тех пор, как мы собрались, моя жизнь, и не только моя, стала гораздо лучше.

Но распространено мнение, что друзьям лучше не вести совместный бизнес. Опасно для дружбы.

Не соглашусь. Мы очень тщательно заранее разобрали, в каких отношениях будем состоять с точки зрения бизнеса. Каждый имел право внести свои предложения, чтобы все в итоге были довольны. Так что с этой стороны мы достаточно защищены. Это очень расслабляет, мы можем не думать о бизнесе, когда занимаемся музыкой. Мы все устроили так, что ничто никого не шокирует, у каждого есть то, что ему нужно. И мы действительно беспокоимся друг о друге. Если у кого-то возникают проблемы личного характера: финансовые трудности, проблемы в отношениях с девушкой или женой – мы стараемся помочь друг другу, сделать, что в наших возможностях. Такое может быть только если вы настоящие друзья, и хотите, чтобы все у всех было хорошо.

Интервью с группой RAGE


По какому принципу вы отобрали песни, которые стали бонус-треками? Потому что они более экспериментальные?   

Да, там есть три песни, которые мы написали и почувствовали, что они отличаются от остальных. Например, в «Requiem», по моему мнению, есть что-то от IN FLAMES. Поэтому мы отделили их от основной массы, чтобы они не нарушали общее настроение альбома. И там есть еще три кавера, с ними вообще получилось довольно спонтанно. Каждый из нас предложил песню, на которую всегда хотел сделать кавер. Я выбрал «Bravado» от RUSH, очень её люблю, она имеет для меня особое личное значение. Всегда думал, что однажды сделаю на нее кавер, просто в свое удовольствие. Лаки выбрал «Slave To The Grind», эта песня для него была важна, когда он был еще ребенком. Маркос – фанат Y&T, решил взять их песню. Но все получилось спонтанно. У нас были и другие идеи, но когда мы оказались в студии, то просто выбрали и быстро записали эти кавера. Никакой загадки тут нет.

Некоторые фэны говорят, что «Into The Fire» звучит, как BLIND GUARDIAN.

Да, поэтому она и идет отдельно. С BLIND GUARDIAN есть что-то общее, я согласен (смеется).

Может, эти экспериментальные бонусы дают нам намек на то, как RAGE может звучать в будущем?

Не особо. Мы хорошие музыканты, у нас много источников вдохновения. Основные идеи для «Into The Fire» поступали от Маркоса, он, кстати, любит BLIND GUARDIAN. Возможно, ими и вдохновлялся. Но нельзя сказать, что следующий альбом пойдет в таком направлении. Я считаю, что наш следующий альбом – а я уже знаю, как он будет звучать (смеется) – абсолютно выдержан в духе RAGE. Главные влияния на нем – это RAGE, старые-добрые классические песни RAGE (смеется).

Интервью с группой RAGEНе могу не спросить о прошлом составе RAGE, вернее о том, как завершилась его история. О причинах распада было сказано уже не мало, но остается открытым вопрос, почему же тот состав продержался так долго, если ситуация в группе никого не устраивала?

Как я сказал, иногда вместе с этими ребятами было трудно находиться вместе, потому что нас на личном уровне ничего не связывало. Как сотрудничество профессионалов – да, все было без проблем, но в частной жизни проблемы были. А продолжалось это так долго, потому что мы профи. А еще раньше, когда в группе был Майк Террана, мне все нравилось, потому что у группы был высочайший музыкальный уровень. Но в последние годы я утратил радость от создания музыки, это превратилось в обычные походы на работу. Но все шло своим чередом, потому что было взаимное уважение в профессиональном смысле. Оно потерялось позже, особенно в последние пару лет, после выпуска альбома «21» и когда мы начали работать над LINGUA MORTIS ORCHESTRA. В это время появилось какое-то неправильное отношение ко мне со стороны Виктора. В конце концов, он стал отходить от тех бизнес-договоренностей, которые мы с ним утвердили. Можно сказать, что пытался меня обмануть (смеется). Не хочу вдаваться в детали, но мне все разонравилось. Он пытался мной управлять так, как будто я наемный рабочий. Все задумывалось как коллаборация «пятьдесят на пятьдесят», нужно было об этом помнить. И это моя группа, я ее основал, у меня права на название, я развивал эту музыку долгие годы до того, как он пришел в мою группу, но в конце начал вести себя, как начальник. Словно приставил мне пистолет к башке и говорит: «Делай так, как я хочу, и никак иначе». И у меня не оставалось выбора: если я не хочу потерять все, что у меня есть, мою группу, мое вдохновение – значит, группе надо от него избавляться. Я ему дал это место, я его и забрал, всё просто (смеется). Я никогда не был на нем женат, и у меня никогда не было жизненной необходимости работать только с ним. И я даже никогда не задумывался о том, что он мне не настолько-то и нужен. Он всё повторял, что он очень важен, что без него я долго не протяну, и так далее, но это ж полный бред. Когда я сказал «Окей, все кончено, я не буду больше с тобой работать», только тогда я понял, насколько легко это было сделать, и насколько легко мне продолжать с другими людьми. В конце концов, это моя группа и всегда останется таковой. Сейчас мне гораздо лучше. Не пойми меня неправильно, я не хочу говорить о нем плохо, но очень хорошо, что мы больше не работаем вместе. У него сейчас своя группа – хорошо, будь с ней счастлив, а я определенно счастлив без тебя (смеется). Давай до свиданья.  

В целом из этих пятнадцати лет ты выносишь больше положительных воспоминаний?

Конечно, особенно о первых годах. Тогда все было как-то проще, сам Виктор был проще, более невинным, не было никакого давления. Я считаю, что с годами он стал слишком серьезным и ворчливым, потерял всю рок-н-ролльность. Не знаю, может, это возрастное. Вот когда в группе был Майк Террана, то было больше баланса. Майк тоже очень сильная личность, его эго нужно постоянно сдерживать, чтобы оно не раздувалось слишком сильно. И у них с Виктором постоянно были столкновения, а между этими двумя огнями находился я. Но из-за этого создавалось какое-то извращенное равновесие (смеется). Когда Майк ушел, то равновесие нарушилось, эго Виктора стало расти, вытесняя меня. Я не думаю, что он способен работать в группе, в демократических условиях. Все должно быть так, как он хочет. Он босс, для него лучше работать с наемниками. Поэтому я считаю, что ситуация, которая сложилась сейчас, лучше для нас обоих. Я не хочу, чтобы мы становились врагами. Думаю, что я все мог поменять еще двумя годами раньше, это бы позволило избежать неприятных настроений, но все-таки решение было принято достаточно вовремя, до того, как мы действительно стали враждовать. Пусть это порастет травой, и через пару лет мы с ним сможем посмеяться надо всем этим, и между нами будет все спокойно. По крайней мере, я на это надеюсь. Я не хочу быть с ним врагами, не хочу забывать эти годы, потому что мы записывали фантастические альбомы. Просто все случилось так, как должно было случиться. Я всем доволен.

Недавно я видел ваши совместные фото с Майком Терраной и даже Спиросом Эфтимиадисом. Между вами больше нет распрей?  

Нет. И это важно, я не хочу ни с кем иметь натянутых отношений. Вражда с кем бы то ни было – это пустая трата энергии и времени. Больше я такого не хочу, я стараюсь решать проблемы. Просто некоторые отношения не срабатывают, с некоторыми людьми не получается стать достаточно близкими. Я не хочу снова играть вместе со Спиросом или Майком, но мы совершенно точно можем благосклонно относиться друг к другу, провести вместе несколько часов, пропустить пивка, поболтать о чем угодно. И это здорово. Мне не нужно вместе с ними работать, но я могу с ними отдохнуть, у меня нет никакой неприязни. Думаю, они сами теперь проще ко всему этому относятся. По крайней мере, Майк. Пару недель назад мы играли на одном фестивале в Италии, и мы с ним пообщались, спокойно и расслабленно. Майк очень любит готовить, вот мы с ним и обсудили рецепты приготовления пасты (смеется). Сейчас обстановка куда более здоровая.

Интервью с группой RAGE


Сейчас вы время от времени даете концерты формата RAGE meets REFUGE…
Да, мы все очень близки: и Маркос, и Лаки, и Манни с Крисом – мы все дружим. Особенно Лаки с Кристосом – они как братья. У них есть своя группа, TRI STATE CORNER, там Крис на барабанах, а Лаки поет. Маркос с Манни постоянно чем-то обмениваются по части гитар или оборудования. Нам друг с другом очень комфортно, и мы не против иногда дать такие смешанные концерты. Это круто, когда начинает играть новый состав, потом к нам присоединяются Манни с Крисом, играем что-то вместе. Фанатам такое тоже нравится: на одной сцене и текущий, и классический состав. Весело.

Сейчас активны обе группы. Можешь сравнить процесс написания песен с Маркосом и с Манни?  

С Маркосом песни сочинять очень просто, он очень креативный, и нам даже не нужно обсуждать, что мы собираемся сделать, мы понимаем друг друга без слов. Должен отметить, писать вместе с Маркосом или Манни гораздо проще [чем с Виктором]. Но с Манни мы уже все это делали много лет назад, и я знаю, как мне добиться от Манни того, чего я хочу (смеется). Так что тут тоже никаких проблем. Главная проблема, когда я работаю с Манни или Крисом, это то, что у них недостаточно свободного времени. REFUGE для нас – это группа, в которой мы просто весело проводим время. Такое хобби в виде сайд-проекта. У них обоих семьи и работа, что отнимает большую часть их времени. Нам нужно искать время, когда мы можем собраться вместе и подумать над новыми идеями для песен. Делаем это, когда получается, и это совсем не похоже на мою работу с Маркосом – мы с ним можем сидеть в студии неделю, с утра до ночи придумывать что-то новое. С Манни так не получится, потому что ему надо на работу. А приходит с работы – нужно заниматься детьми. Здесь все по-другому, RAGE – профессиональная группа, требующая профессионального подхода, а REFUGE – хобби, к которому мы возвращаемся, когда все остальное сделано, когда есть свободное время. Их нельзя сравнивать.

Насколько я знаю, год назад для REFUGE у вас было готово три песни. Как дела обстоят сейчас?

Сейчас пять с половиной (хохочет). Мы продолжаем над ними работать. Возможно, ты слышал, для выпуска альбома REFUGE мы заключили контракт с Frontiers Records, планируется, что он выйдет в 2018 году. Думаю, в следующем году мы должны будем еще пару раз встретиться, чтобы закончить работу над альбомом, но над нами никакого давления нет, делаем, как можем. Frontiers Records знают, что для нас это хобби, они не против этого и понимают, что мы не можем ускориться и работать, как профессиональная группа. Мы пообещали, что сделаем отличный альбом, херни записывать не будем. Если мы не будем удовлетворены материалом, не будем в него верить, то не будем его выпускать. Лучше мы и дальше будем переносить сроки, чем выпускать дерьмо. Мы не хотим, чтобы над нами что-то довлело, и этого нет. Суть REFUGE – это повеселиться, без всяких профессиональных заморочек.

Интервью с группой RAGE


Смотрю на ваше расписание концертов. Похоже, REFUGE гораздо более активны, чем ты ожидал.

Да, в начале мы не ожидали вообще ничего. Думали, будет барбекю, пиво и рок-н-ролл – сугубо для нашего личного удовольствия. Даже не ожидали концертов, но получили приглашения со всех крупных фестивалей, приглашения в туры по всему миру. К такому мы не были готовы – получилось нечто гораздо большее, чем просто хобби-группа. Но сейчас мы это понемногу сворачиваем, просто потому что у меня нет столько времени, я слишком занят с RAGE: только на следующий год у нас было около 150 предложений, и мы вынуждены отклонять каждое второе, мы столько просто не можем сыграть. Поэтому для хобби времени все меньше: будь то REFUGE или мои ископаемые и кости – у меня нет на это времени. Но это хорошо. Я люблю работать с RAGE, посмотрим, что получится.

Оркестровая ипостась RAGE теперь лишь достояние прошлого?

Нет-нет! Сейчас, конечно, она заморожена, мы сконцентрированы на метале, но мы обсуждали с Nuclear Blast план по релизам на следующие пять лет, получается следующее: в этом году вышел «Devil…», на следующий планируется новый метал-альбом, в 2018-ом выходит альбом REFUGE, в 2019-ом Nuclear Blast хотят выпустить концертник или DVD, в 2020-ом – третий металлический альбом, а уже в 2021-ом – оркестровый, как раз к двадцатипятилетию альбома «Lingua Mortis». Так что оркестровая сторона RAGE будет обновлена и продолжена в 2021-ом году, таков план. Мы даже написали две или три песни для этого альбома, но раньше двадцать первого года они свет не увидят (смеется).

Завидная продуктивность! Сейчас ты кажешься посвежевшим по сравнению с прошлыми альбомами, где было не так много песен, написанных только тобой.

Нет, это не правда. Особенно о «21» - там я написал больше песен, чем Виктор, но он всегда требовал, чтобы было указано его имя, когда он делал аранжировки для моих песен. Думаю, по этой части он становился все более и более жадным. С Маркосом мы сразу договорились, что все будет оформлено в стиле Леннон/Маккартни или Джаггер/Ричардс. Кто бы что ни написал – всегда авторство будет значится как Вагнер/Родригес, чтобы потом не было споров, чье имя должно быть записано в авторах. Это дерьмо поровну наше, пятьдесят на пятьдесят. На данный момент, большая часть материала основана на моих идеях, но я их отдавал Маркосу, чтобы он отполировал их, добавил своих риффов и так далее, но структура песен чаще всего моя. С Виктором у нас была схема, что если на альбоме, условно, десять песен, то пять будет от меня, а пять от него. На ранних альбомах, например, «Welcome...» или «Unity», так и было: напротив его песен значится его имя, напротив моих – мое. Но в последние годы, когда мы работали вместе, он чаще стал просить авторство за свою работу по аранжировке. И если написано Вагнер/Смольский, то это означает, что для моей песни он сделал гитарную аранжировку. Он хотел больше авторских отчислений, в Германии это неплохие деньги. В России, насколько я знаю, за это особо ничего не получишь, но в Германии своим творчеством можно неплохо заработать. Как тут говорят, авторские – это твоя пенсия (смеется). Эти деньги ты получаешь до конца жизни, если твою песню где-то исполняют или включают на публике. Он хотел выжать из этого как можно больше. Думаю, договоренности, которые у нас сейчас есть с Маркосом, более честные и прозрачные.

Интервью с группой RAGE


Скоро вы сыграете в Москве и Санкт-Петербурге. Но до этого у вас были туры по всей России. Какие у тебя остались впечатления от городов в глубинке?

Отличные, особенно от Дальнего Востока: Владивосток и так далее. Меня многое удивило, я думал, мы попадем в какое-нибудь Средневековье, но это очень современные, развитые и красивые города. Определенно, мы планируем туда вернуться. Наверное, не сейчас, но мы уже планируем тур на начало 2018 года, он будет посвящен следующему альбому. Это будет мировой тур, и когда мы будем в Японии, очень близко к восточной части России, то хотелось бы к этому времени назначить даты для Владивостока и других городов в том регионе. Так что мы там играли не в последний раз.

Сейчас вы вернули в концертный репертуар много старого материала, который казался окончательно забытым. Я, например, очень рад возвращению «Deep In The Blackest Hole». Такое изменение сет-листа – это только твоя инициатива, или еще желание новых участников RAGE?

Это желание и новых участников, и мое собственное, мы в этом солидарны. Маркос и Лаки – большие поклонники той старой эры, они выросли на этих альбомах, они имеют для них большое значение. И это огромная разница с предыдущим составом. Виктор не имел никакой личной связи со старым материалом, он не знал ничего о RAGE, до того, как появился в группе. Я его не виню, но это большая разница, когда играешь песни, которые для тебя ничего не значат на личном уровне. С Маркосом и Лаки все иначе, эти песни имеют для них большое значение. Например, «Deep In The Blackest Hole» - это песня, под которую у Лаки впервые был секс (смеется). Ладно, шучу. Но по отношению к этим песням у них есть свои чувства и воспоминания, поэтому для всех нас важно, что эти песни вернулись на концерты. Нам это очень нравится, для следующего тура мы откопаем еще больше старых песен.

Поэтому, когда в группе был Виктор, вы и не играли столько старых песен...Интервью с группой RAGE

Может, это плохо прозвучит, но те песни он называл «старым говном». Ему было не интересно играть старые песни – только свои. Конечно, я могу это понять, те песни для него ничего не значили. Он выражает себя только через то, что сам написал, ему было плевать на историю RAGE, он использовал группу как платформу для продюсирования самого себя. У него не было мыслей, что он пришел продолжить наследие легендарной группы. А Маркос воспринимает это именно так, он горд быть частью группы, потому что она для него очень важна – это одна из трех-четырех его самых любимых групп. У него на руке есть татуировки: PINK FLOYD, IRON MAIDEN, HELLOWEEN и RAGE. Это самые значимые группы в его жизни, и тату с логотипом RAGE у него была задолго до того, как он пришел в группу. Он настоящий фанатик, про Виктора так сказать было нельзя – это не упрек в его адрес, но такова реальность. Но когда у тебя в группе играет её большой фанат, это все меняет, все предстает в ином свете.

О чем ты думаешь, когда находишься на сцене?

Я наслаждаюсь моментом. Я здесь и сейчас, и не думаю ни о чем постороннем, только как звучит песня. Может быть, думаю о публике. Смотрю на лица людей и ощущаю энергию, которая от них исходит.

Ты говорил, что текст заглавной песни с нового альбома перекликается с вашим известным хитом «Sent By The Devil», но я, честно говоря, особой связи не нашел. «Sent By The Devil» мною понимается как песня об опасном влечении к женщине, а «The Devil Strikes Again» - это уже о вещах другого порядка, более абстрактных. Или я не прав?

О нет, ты не прав. Они об одно и том же, о моих одержимостях. Не хочу углубляться в детали, это очень личное и не должно становиться достоянием общественности. Я пытался справиться с этими одержимостями, но после нескольких лет попыток понял, что они со мной до конца дней моих. Пусть будет так, я их принял.

Значит, пусть каждый понимает твои песни, как хочет.

Конечно. Иногда я пишу тексты в качестве самотерапии. Записываю то, что у меня творится в голове, чтобы избавиться от этого. И всегда пытаюсь писать так, чтобы люди нашли в этом отражение чего-то своего. Понимать, что я держал в голове, когда писал это, не так уж важно и нужно. Каждый может найти там слова, которые подойдут его ситуации. У каждого свои демоны и одержимости, упоминания о которых можно уловить в моих строках.  

Скажи-ка, Пиви, а никогда не хотелось снять свой бас и стать только поющим фронтменом? Бегал бы по сцене, как Брюс Дикинсон.

Что-что мне нужно сделать? Снять штаны и голым бегать по сцене?!

Да не «pants», а «bass»! Я имею в виду, что без инструмента в руках и без необходимости использования стойки, появляется гораздо больше свободы.

Ой, не могу такого представить. Мне нравится играть на басу. Я начинал с классической гитары, вскоре начал собирать свои первые группы и переключился на бас. Это было, ох, году в восьмидесятом. И на басу я люблю играть, он очень мне нужен для того, чтобы я ощущал связь с песней. Поэтому никогда не думал о таком. Плюс, в этом нет особого смысла, я довольно хороший басист, нет необходимости брать на эту роль кого-то еще. Я бы в таком случае был бы слишком придирчивым: «Отдай мне инструмент, сейчас покажу, как надо!» (смеется) И у меня нет проблем с тем, чтобы одновременно петь и играть на басу на высоком уровне.

Как творческий человек ты никогда не чувствуешь страха (быть может, подсознательного), что однажды у тебя закончатся идеи?

Нет. Как только ты однажды познаешь способ подключения к вселенной, к ее креативным потокам, ты всегда будешь знать, как это делается. Я просто подключаюсь к потокам идей, которые всегда где-то рядом. Когда ты это освоишь, то никогда не останешься без идей. Вообще, ты должен быть в хорошем настроении. Ты должен быть открытым, вытрясти из головы всякое дерьмо, которое блокирует доступ к этим креативным потокам. Когда ты думаешь о чем-то постороннем, не можешь от этого освободиться. Когда ты счастлив и расслаблен, подключение происходит гораздо проще… О, мой первый кофе принесли. Danke. Я сейчас в гостях у друга, готовимся к очередной охоте на ископаемые (смеется). Меня уже ждут, там завтрак готов.

Интервью с группой RAGE


Отлично. Тем более, это был мой последний вопрос. Мы говорили о предстоящих концертах RAGE в России. Сейчас у тебя есть возможность убедить всех сомневающихся, если такие найдутся, почему они обязательно должны идти на ваш концерт.

Потому что группа в лучшем состоянии, котором только была. Если вам когда-либо нравилась группа, нравились её песни, то приходите, иначе пропустите самое интересное. Этот состав отлично звучит, ощущение шоу будет идеальным. Вы услышите много песен из наших классических альбомов. Можете написать нам, что хотите услышать, мы это рассмотрим (смеется). Мы осветим весь наш бэк-каталог, не будем играть только песни с нового альбома – конечно, парочка будет, но в основном классика из всех наших периодов, от самого начала до сегодняшнего дня. Думаю, такого сета вы не видели очень-очень давно. Будет хорошо, и я это точно знаю, потому что сейчас у нас в этом году только фантастические концерты. Каждый концерт – словно день рождения, Рождество и Пасха, все вместе и сразу!

 


Беседовал: Борис Игонин

Фотографии: с официального сайта группы, а так же с московских концертов RAGE и REFUGE авторства Александра Хорошилова

Выражаем благодарность Alive Concerts и лично Евгению Силину за организацию интервью.

Понравилось интервью? Подпишись на наши сообщества!

Рекомендуем посетить

Carcass CHILDREN OF BODOMKamelotRhapsody
Другие материалы по теме
13 Ноября 2016
Rage

12 Ноября 2016
RAGE

13 Ноября 2016
Rage

5 Сентября 2015
Refuge

4 Сентября 2015
Refuge

7 Ноября 2014
Rage

15 Сентября 2012
Rage

MetalKings.Org - ВконтактеMetalKings.Org - в ФейсбукеMetalKings.Org - ТвиттерMetalKings.Org - Гугл Плюс

Почта: aleksandr_khor [ собака ] mail.ru

© MetalKings.Org 2000 - 2016

Частичное или полное копирование материалов, в том числе фотографий возможно с письменного разрешения администрации и при указании ссылки на источник
18+