MetalKings.Org - портал о роке и метале
MetalKings.Org - ВконтактеMetalKings.Org - в ФейсбукеMetalKings.Org - ТвиттерMetalKings.Org - Гугл Плюс
Главная / Интервью
21 Ноября 2016

Интервью с ANNIHILATOR

«Я ни разу не пил с 31 декабря 1999 года»

английская версия

АННИГИЛЯТОРА много не бывает. У группы уже пятнадцать альбомов, концертная активность - под стать студийной, и раз в пару лет посмотреть на непотопляемое детище Джеффа Уотерса не составляет большого труда (российские ценители смогут увидеть группу уже совсем скоро на концертах в Москве 26 ноября и Санкт-Петербурге 27 ноября). То же самое и с интервью. Часовой беседы слишком мало, ибо Джефф практически сам выберет, о чем поговорить, и сделает это крайне обстоятельно и увлекательно. Пруфы ниже.

Интервью с группой Annihilator


В дискографии ANNIHILATOR есть очень разные альбомы, но последние три-четыре звучат достаточно похоже. Там есть эксперименты, но в целом выдержан один стиль. Ты уже нашел свой звук?

Не совсем. Думаю, что с 2010 года, как ты и сказал, мы выпускали альбомы, которые звучали довольно похоже друг на друга. Будучи практически единственным автором музыки, очень сложно писать только отличные песни, которые станут классикой. Всегда есть взлеты и падения. Например, JUDAS PRIEST или MAIDEN – у меня есть все их диски, но некоторые мне нравятся больше остальных. То же самое с ANNIHILATOR – ты всегда пытаешься записать крутой альбом, но знаешь, что не всегда получается именно так. Что касается стилей, в ANNIHILATOR я играю музыку разных типов. Мне нравится разная музыка, от поп-музыки до трэша, панка, дэз-метала, экстрима, классического хэви. Хорошей музыки так много. И думаю, что мы включили режим «круиз-контроля» на последних трех-четырех альбомах. Они все хорошие, каждый продавался лучше, чем предыдущий, в такой ситуации легко подумать «О, людям нравится, что мы делаем» и пытаться повторить то же самое. Сейчас я работаю над следующей записью и пытаюсь сделать ее по-другому, пытаюсь вернуться назад. Многие наши фанаты в Европе, Южной Америке, других частях мира любят нас за наши трэшевые корни. Кто-то нас любит и за более мелодичные, коммерческие, позитивные вещи, но на следующем альбоме я собираюсь вернуться к трэшевым корням, к раннему стилю ANNIHILATOR. Надо меняться, иначе выпустим, как ты сказал, то же самое. Попробуем по-другому. Мне повезло с тем, что как бы я что ни менял, какие бы новые вещи ни пробовал, мне нравится результат. Люди могут не оценить, а я остаюсь довольным. Сейчас я вдохновлен многими концертами, на которых я был в прошлом месяце в Монреале, это SLAYER, ANTHRAX, DEATH ANGEL. Если я еду в тур или выступаю на фестивалях вместе с TESTAMENT, EXODUS, DESTRUCTION, KREATOR и другими похожими группами, это меня возвращает во времена, когда я был подростком и тащился от «Pleasure To Kill» или «Bestial Invasion» DESTRUCTION. Недавно играли пару концертов с канадской группой RAZOR, это меня тоже очень вдохновило. Поэтому переключиться на трэш в духе раннего материала очень просто. Выворачиваю громкость повыше, чем обычно, и рождается очень крутой трэш. Посмотрим, что из этого выйдет.

Недавно у вас прошла краудфандинговая кампания по сбору средств для выпуска DVD. Ты даже был готов продать свою машину. Впечатляет! Или у тебя просто много машин?

Да, у меня несколько, но вся эта идея с машиной была для того, чтобы привлечь внимание к краудфандингу, собрать денег на DVD, работа над которым уже заканчивается. Сейчас материал обрабатывает записывающая компания, будет классный релиз. Но краудфандинг также был нужен, чтобы собрать деньги на тур, на оборудование, прочие нужные вещи, и я подумал «Окей, если кто-то захочет отвалить много денег за мой «Камаро», то отлично, может, еще и внимание к кампании привлечем» (смеется). Но машина много внимания не создала, многие говорили «У него, наверное, совсем деньги кончились» или «Дела плохи, раз ты хочешь избавиться от тачки». Машину никто не взял, но немного внимания, думаю, все же было привлечено, поэтому свою роль она сыграла. Вообще, цена за машину была назначена высокая и вполне реальная. То есть, если бы я продавал её сам, то вышла бы эта же сумма. В общем, внимания я не получил столько, сколько ожидал, а иногда оно было и с негативным оттенком, мол, продаю машину, потому что все плохо, хотя это не так. Думаю, люди знают, что группам сейчас очень сложно продолжать существование и что-то выпускать, ездить в туры. Уже не так просто, как пятнадцать лет назад и раньше. Тогда в музыкальном бизнесе вокруг хэви-метала крутились большие деньги, но этого больше нет. Нужно быть умным, придумывать разные идеи, как заработать и продолжать деятельность. Но машину никто не купил, она все еще у меня (смеется).

Возможно, без борьбы не может быть и самого метала?

Да, но я сражаюсь больше не в финансовом плане. Мое сражение – это поддерживать интерес со стороны промоутеров, туровых агентов и фэнов. Сейчас очень сильная конкуренция, много групп и все хотят выступать на фестивалях, поэтому нужно вкалывать, чтобы рекламировать себя и свою группу, общаться с фестивальными промоутерами. Это борьба за продолжение активности, за записывающие компании, выпускающие лейблы, фанатов. Если твоя музыка недостаточно хороша, то и шансов у тебя нет. Поэтому после европейского тура, который начинается через несколько недель, я возвращаюсь в Канаду и буду четыре месяца в студии играть метал. Вернусь к тому, на чем я должен быть сконцентрирован в первую очередь. Очень просто потерять концентрацию и быстро записать альбом, но может получиться нехорошо.

А какие результаты этой кампании? Я правильно понимаю, что цели вы не достигли, но итог все равно оказался полезным?

Мы в ней поставили такую цель, что никто и не думал, что мы ее достигнем. Не важно, получи мы там один доллар или сто тысяч евро, мы бы смогли потратить эти деньги на нужные нам вещи – DVD, тур или еще что-нибудь. Все бы помогло. Никто не думал, что мы доберемся до назначенной суммы, но сайт, на котором была кампания, Indiegogo, отличается от ему подобных тем, что там не обязательно достигнуть цели, чтобы получить деньги, которые собрал. И, конечно, мы делаем что-то в ответ для фанатов. Через пару недель будем играть несколько небольших концертов, отправляем разные посылки и прочее. Жаловаться не на что, хотя некоторым могло показаться, что мы на нуле и совсем отчаялись. Нет, все сработало хорошо.

Этот DVD будет продолжением «Ten Years In Hell»? Там был документальный фильм, который можно было бы продолжить и рассказать о более поздней истории ANNIHILATOR.

В этот раз по-другому. Я как раз сегодня посмотрел один из дисков. Это будет трехдисковое издание, на одном будет выступление на фестиваля Bang Your Head в Германии, на втором, которому я рад больше всего, будет акустический сет, который мы записали с тремя участниками ANNIHILATOR и двумя приглашенными музыкантами. Мы отыграли акустику прямо у меня в студии и засняли все на пять камер с хорошим звуком. Все абсолютно живое, никакой пост-обработки. Длится около сорока пяти минут, и там мы играем акустические версии песен из нашего прошлого. Я должен был это сделать один раз в жизни, один раз в карьере, записать акустическое выступление или DVD. У нас много мелодичных песен, коммерческих баллад или инструменталов. Я их систематизировал, чтобы сделать такое один раз в жизни, и я этим горжусь. Когда кто-нибудь увидит, что получилось, то ни за что не поверит, что это играет группа под названием АННИГИЛЯТОР (смеется). Там все по-другому. А третий диск – это не скучная документалка, это час из жизни в то время, когда мы снимали акустику. Это было в мае-июне 2016 года, поэтому это не исторический фильм. Истории там всего процентов пять, остальное – просто жизнь сегодня. Вот моя студия, мой дом, мои друзья, вот как мы работаем в студии, интервью с участниками группы, в том числе, прошлыми, и я просто рассказываю о лете и обо всем, что происходит в данный момент. Я не возвращаюсь в прошлое и не делаю рассказа в духе «Suicide Society», Джефф Уотерс, прошлые составы и бла-бла-бла. Просто рассказ о лете, о том, как мы собрались для этой записи, как готовимся к фестивалям и так далее.

В этом акустическом сете поешь ты?

Технически, там поют все пятеро участников. Один из приглашенных музыкантов играет на простой перкуссии – бонго и шейкере – я его взял, потому что это очень известный в Канаде певец, он участвовал во многих значимых метал-альбомах в восьмидесятых. Ему уже 60 лет, он барабанщик в канадской группе BACHMAN-TURNER OVERDRIVE, и был сессионным вокалистом у многих крупных коллективов: от MOTLEY CRUE и SCORPIONS до BON JOVI и чего-нибудь потяжелее. Он поет со мной, а четыре песни я отдал ему для лид-вокала, остальное пою либо я, либо мы вместе, три остальных участника – на бэках. Наш басист Рич, гитарист Аарон и сессионный гитарист Пэт – все поют. Получилось круто, но не для тех, кто слушает только трэш. Но все равно очень интересно, как будто история ANNIHILATOR рассказана через музыку, без разговоров. Интервью с группой Annihilator

Для тебе это не так и ново. Раньше и обычный ваш материал иногда был не для упертых фэнов трэша. С такими-то песнями, как «Phoenix Rising», например.

Точно. У нас три типа фанатов. Одни любят более тяжелые и трэшевые записи, такие как «Criteria For A Black Widow», «Schizo Deluxe», «Alice In Hell». Другие выше котируют более традиционный и мелодичный хэви метал: «King Of The Kill», «Set The World On Fire», «Carnival Diablos» и тому подобное. У нас много разных стилей, и есть фэны которые любят только один, а есть те, кто любят нас именно за то, что у нас разные стили. Поэтому что в ANNIHILATOR хорошо, так это то, что если тебе понравился один альбом, далеко не факт, что тебе понравится следующий. Но однажды, через три или пять лет, ты можешь вернуться к этому альбому, переслушать и сказать «А мне нравится!» Не так много наших фанатов любят все наши записи, обычно это три, четыре или пять альбомов. Я путешествую по миру уже около тридцати лет и последние лет пять мне нравится спрашивать у людей, какой альбом ANNIHILATOR они считают лучшим. Постоянно можно услышать «Ну конечно это «Never, Neverland», но другие скажут «Не-не-не, «Set The World On Fire», кто-то возразит «Нет, это «King Of The Kill», кто-то заявит «Alice In Hell» был лучшим альбомом». У нас есть четыре альбома, которые в разных странах люди любят больше остальных. Если спросить в Германии, там не скажут, что лучше всех был «Alice In Hell» - там назовут «Never, Neverland». В Японии это «Set The World On Fire» и «King Of The Kill». В каждой стране по-своему, и узнавать разные мнения всегда интересно.

Если хочешь знать мое мнение…

Конечно!

…мой любимый альбом это «Waking The Fury».

Ого, круто!

Больше тебе скажу, это вообще мой любимый альбом, не только в дискографии ANNIHILATOR. У меня было пару вопросов о нем, но, пожалуй, вернемся к ним чуть позже.

Нет, я хочу поговорить о нем! Это была офигенная запись, у нас на барабанах был Рэнди Блэк и его игра на этом альбоме одна из лучших вообще, а на вокале был Джо Комо. Гитарный звук, благодаря аппаратуре «Line 6», получился очень раздражающим, но альбом очень злой и трэшевый.

Кстати, я нигде не встречал информацию о том, почему Джо Комо покинул группу.

Он был с был на альбомах «Carnival Diablos» в 2001 году, «Waking The Fury» в 2002, а потом мы записали концертник «Double Live Annihilation». С ним проблема и случилась. Когда мы его записали, я отправил лейблу - тогда это был немецкий AFM Records - фотографии группы, чтобы разместить их в буклете. И Джо не понравилась фотография. Большие проблемы могут быть вызваны самыми странными причинами. Ему не понравилась фотка и он нанял адвоката, а потом прислал мне письмо, где было сказано, что мы не имеем права выпустить альбом с этой фотографией в буклете. Тут-то я и понял, что это конец. Нельзя отменять выпуск альбома только из-за фотографии. Это не тот случай, когда музыкант уходит по семейным обстоятельствам, или из-за работы, которая приносит много денег, или из-за усталости от туров, или из-за алкоголя и наркотиков, или потому что не может ужиться с кем-то из группы. Есть много уважительных причин, чтобы уйти. Но эта была самой дурацкой. Отстой, конечно. Когда мы с Джо Комо записали «Carnival Diablos», для меня он был, как Брюс Дикинсон или Роб Хэлфорд – такой стопроцентно олдскульный вокалист в духе восьмидесятых. Я считал, что он идеальный вокалист для группы, а когда мы с Рэнди Блэком записали «Waking The Fury», я подумал, что нашел идеальное сочетание для ANNIHILATOR. А потом все заканчивается из-за дебильной фотки для живого альбома… Знаешь, иногда фанаты просто не понимают, что к раздору между музыкантами может привести самая мелкая или самая обычная причина. В общем, хреново получилось, я рассчитывал, что с Джо мы будем долго сотрудничать, но не срослось. Сейчас я иногда переписываюсь с ним по электронной почте или в Фейсбуке. У него все хорошо, он работает техником у нескольких групп. Но мы не много общаемся.
Интервью с группой Annihilator
Со стороны кажется, что главной причиной ухода из музыки является наличие семьи (можешь с этим поспорить, если хочешь). Но у тебя есть сын и ты ответственный родитель. Почему у некоторых получается совмещать группу и семью, а у других нет?

Я пишу большую часть песен, технически, это моя группа. Музыканты у меня на зарплате. Такие группы, как OVERKILL или TESTAMENT работают так же, чтобы выжить. Центральные, основные люди в группе нанимают музыкантов, по такому принципу работа устроена даже в некоторых больших коллективах. Иногда, когда дела идут неважно, как это у нас, например, было с 1997-го года по 2007-ой, тогда было трудно выжить, музыка почти не приносила денег, я не могу платить музыкантом много денег. Когда прибыль снижается, людям нужно больше заботиться о себе и своей семье. Уходят в другие группы или на другую работу, где больше платят. Пару лет поиграть в группе, покататься в туре или записать альбом – это прикольно, но когда проходят годы, а тебе платят недостаточно, то приходится искать вариант получше. Лучшую работу, группу, где больше платят, начать собственный бизнес или организовать свою группу. В моем случае, я пишу все сам и поэтому если дела идут плохо, то я теряю больше всех. Когда дела идут хорошо – я зарабатываю больше остальных. И понятно, почему люди хотят уйти. Когда все хорошо, то проблема удержать состав не стоит так остро. Но есть и другой момент: если все складывается успешно, то многие начнут требовать больше, и это тоже может стать проблемой, правильно? Такова человеческая натура. Но да, семья – это одна из самых частых причин, хотя я, на основании своего опыта, отнес бы ее в подкатегорию. Если ты заботишься о семье, то тебе нужны деньги, поэтому семейные проблемы я бы отнес к финансовым. Но мой опыт говорит, что самая частая причина – это наркотики и алкоголь. Я все это наблюдаю уже тридцать лет, и не только в своей группе, но и в других. Более чем пятьдесят процентов музыкантов, которые мне встречались - и в моей группе, и в чужих - имели проблемы с алкоголем или наркотой. С тем, кто постоянно пьян или обдолбан, долго работать не получается. Когда я был молодым, было то же самое. Я никогда не пил перед концертом или во время, но вот после выпивал минимум двенадцать бутылок пива. И так каждую ночь на протяжении долгих лет. Поэтому я завязал. Со мной тоже было трудно работать, когда я был пьян. Поэтому алкоголь или наркотики – проблема не менее важная, чем семья или деньги. Если ты хочешь быть в группе, которая часто в турах, а тебя дома ждет семья, то стоит задуматься, тот ли это образ жизни, который тебе нужен. Есть много возможностей заниматься музыкой дома. Например, можешь работать в студии в своем городе. Еще одна важная причина – это эго, надо помнить об этом. Я встречал людей, которых не интересовали деньги, которых мало интересовала музыка, но которым важно быть знаменитым и слышать комплименты «Какой ты крутой, какой-то крутой». Это тоже может стать проблемой (смеется). Это жизнь, то же самое происходит и на обычных работах, и в семьях. У каждого свои трудности, музыкальный бизнес не исключение.

Да, я знаю, что в девяностые у ANNIHILATOR была репутация «трезвой» группы. С тех пор ничего не поменялось или ты стал более толерантным к этому?

Приведу короткий пример. У меня никогда нет ни с кем проблем, кто выпивает, проблемы возникают только если в туровом автобусе, или в гримерке, или в аэропорту появляются нелегальные наркотики. Когда это рядом со мной, моей группой или крю. Но я знаю, что некоторые из моих музыкантов или техников любят иногда покурить травы. Никаких проблем. И в автобусе они тоже не напиваются каждый вечер. Но если на следующий день выходной, то все сходят с ума, напиваются и веселятся. После концерта они могут выпить одно или два пива. Ребята у меня понимающие, они знают, что если попали в эту группу, то могут выпить рома с колой, водки, чего угодно, но если ты плохо играешь, если тебе нужно заниматься, то лучше отложи выпивку подальше, пока не закончишь работу. Перед выходным мне очень весело, потому что я наблюдаю, как все напиваются, меняются и дуреют, а я нет. Меня это не парит, я ни разу не пил с 31 декабря 1999 года. Уже давно. Но меня это не беспокоит, моя невеста любит вино, парни из группы не прочь выпить. И у нас в группе есть парень по имени Ричард Хинкс, он из Британии, недолго с нами играет, по-моему, не больше года, не помню точно, и он вообще не пьет. Я был в шоке, когда узнал, что еще кто-то, кроме меня, не употребляет. Но это никак не влияет на написание музыки – можно на многое разозлиться, когда пишешь (смеется). В жизни много вещей, о которых можно написать. Интервью с группой Annihilator

Знаешь, посмотрел я метал-архивы и посчитал, сколько музыкантов у тебя было в группе. Не считая тех, кто иногда присоединялся на концертах, получилось тридцать человек. Ты вообще их всех помнишь?

Я думал, уже сорок один (смеется). Когда ANNIHILATOR только зарождался, я хотел, чтобы это была группа, но когда мы записали первое демо, пару человек уже свинтило. Когда мы закончили наш первый альбом, я уже, кажется, успел поработать с восемью музыкантами. Еще до выхода «Alice In Hell». Очень рано я понял, что если басист не хочет приходить на репетиции, а предпочитает зависнуть в клубе с подругой, посмотреть на группы и поугорать, то лучше я останусь дома и буду учиться играть на басу и писать басовые партии. Я на все сто был сосредоточен на музыке. Девочки, бухлишко, тусовки – у меня вообще этого в мозгах не было. Я хотел писать музыку и играть в группе. И я знал, что если я сейчас хорошо поработаю, то, может быть, потом смогу себе позволить потусоваться с девчонками. Но на первом месте у меня была работа, а у большинства молодых людей нет такого желания, все хотят только веселиться. Я очень серьезно к этому относился, было трудно найти музыкантов, поэтому я рано понял, что буду нанимать их. Если в студии мне нужен барабанщик, я плачу ему пару тысяч долларов, и он играет на альбоме. Если я хочу поехать в тур – вот тысяча баксов в неделю, можешь играть с нами в туре, или я найду другого барабанщика и заплачу ему. Все так и начиналось. То же самое и с басистами, и со вторыми гитаристами. После пары туров я просто стал нанимать музыкантов. Странно, но что поделаешь. Так что это и соло-проект, и группа.

Тогда ты и понял, что обречен…

Да. Обречен в том смысле, что у меня никогда не будет такой группы, какую я всегда хотел, как, например, (говорит с особо воодушевленной интонацией) Ломбардо, Арайа, Ханнеман и Кинг. Когда я стал наблюдать за тем, что происходит вокруг, то понял, что с группами вроде EXODUS, OVERKILL, TESTAMENT происходит то же самое, в девяностых или начале двухтысячных. Через эти группы прошло по десять-двадцать музыкантов, если посмотреть на их истории. У них было то же самое, потому что времена были тяжелые. Группы теряют музыкантов, музыканты уходят на другую работу и так далее. Поэтому такие группы, как TESTAMENT, OVERKILL, ANNIHILATOR, EXODUS, мы постоянно меняем участников, но это необходимо для выживания. С крупными группами то же самое. Вспомни, что случилось с IRON MAIDEN, когда у них был Блейз Бейли, или с JUDAS PRIEST, когда там пел Риппер Оуэнс. В Северной Америке – Канаде и США – JUDAS PRIEST играли на больших аренах, но в 1994 году стали играть в больших клубах. И IRON MAIDEN с Блейзом Бейли стали выступать на меньших площадках. Нужно было как-то выживать в эти дерьмовые годы. Но у меня так было с самого начала. Почти в самом начале я знал, что буду играть на басу на всех альбомах. Так и вышло. Пару месяцев назад я посчитал, что из ста шестидесяти песен, что мы записали в студии, я играл на басу на ста пятидесяти восьми (смеется). На всех, за исключением двух. Я играл на гитаре почти везде, написал почти все песни. В самом начале это было уже больше похоже на сольный проект.

Может, эти две песни, где ты не играл на басу – это какие-нибудь баллады или инструменталы, где баса нет вообще?

Не-а (смеется). Бас был везде. Но есть у меня и одно отличие от TESTAMENT, OVERKILL или EXODUS. Они нанимали новых людей, потому что от них кто-то уходил, с кем работать не получалось, а нужно было продолжать. В моем случае часто бывало, что я записывал альбом с одним барабанщиком, а в тур ехал с другим. Иногда это было не из-за семьи, наркотиков, денег, алкоголя, эго или чего бы то ни было другого. Иногда просто бывает так: «Я хочу записаться с этим барабанщиком в студии, но хочу поехать в тур с тем». Это был длинный ответ!

Кстати, я заметил одну особенность с составами. Все вокалисты, кто пел на твоих альбомах, были очень разными, но и всегда очень крутыми. Однако после ANNIHILATOR никто не нашел себе достойную группу для продолжения карьеры. Это совпадение или еще одно проклятие, висящее над группой?

Думаю, с некоторыми вокалистами все получилось по тем причинам, о которых мы говорили раньше. Есть много возможных причин. Но в целом, что касается вокалистов – не хочу показаться самодовольным мудаком, но на всех альбомах я пишу почти всю лирику, вокальные мелодии. Я пишу музыку в одиночку, пою на демо. Обычно у меня готовы и слова, и ноты. Я записываю демо альбома целиком, отсылаю вокалистам. Они знают, что у меня в голове и пытаются это спеть. Иногда они предлагают собственные идеи, и обычно они очень хороши, но чаще всего они просто копируют то, что я сделал, только своим голосом, который, как правило, гораздо лучше моего. У них могут быть разные голоса, разные стили и внешность, но то, что все пишу я, остается неизменным. Пишу все мелодии, расставляю акценты, решаю, о чем будет песня. Поэтому частично причина в том, что я пишу большую часть материала. У тебя может быть хороший голос, но если ты не умеешь писать песни, то мало где пригодишься. Но я думаю, что с музыкантами нам везло, у нас играли очень талантливые люди. У нас был Майк Манджини, мы были его первой группой, с нами он поехал в свой первый тур, а потом уже присоединился к EXTREME, Стиву Ваю, сейчас к DREAM THEATER. У нас был Рэнди Блэк, который играл на твоем любимом «Waking The Fury» - это один из лучших метал-барабанщиков в плане координации и скорости, невероятный барабанщик. Наш оригинальный барабанщик, Рэй Хартманн, который играл на «Alice In Hell», «Never, Neverland» и некоторых других альбомах, тоже замечательный драммер. Мне повезло работать со многими отличными барабанщиками. Но многие из этих людей, кроме Рэнди или Майка, ушли из музыкального бизнеса. Должно быть, проклятье. Злое проклятье (смеется).

А не хотелось бы сделать такой большой концерт-вечеринку, в духе того, что METALLICA делали на тридцатилетие, и пригласить всех бывших членов ANNIHILATOR?

Хотелось бы, но для этого нужен будет стадион, иначе все не влезут на сцену (смеется). Вообще, в прошлом году я пытался собрать состав «Never, Neverland». По-моему, это мой лучшим альбом, и с точки зрения продаж он был самым успешным. В студии была создана очень сильная магия, между мной, вокалистом Кобурном Фарром и барабанщиком Рэем Хартманном. Это был, как… какое же слово подобрать?.. не хочу говорить, что как наш «Черный Альбом», но как «Back In Black» или «The Number Of The Beast» для нас. Я сразу понял, что не смогу повторить это. Да и никогда не пытался, ведь это лучший наш альбом. Кроме, пожалуй, «Waking The Fury» (смеется). Я попытался собрать тот состав. Вокалист Кобурн тоже хотел этого, мы с ним видимся раз в пару лет и почти каждую неделю переписываемся по имейлу, просто как друзья. И мы попытались собрать всех остальных вместе, но у одного из парней была судимость и он не мог покинуть страну, у другого были, скажем так, проблемы с алкоголем и/или наркотиками, а у третьего была работа, с которой он не мог отлучиться больше, чем на две-три недели. Поэтому прокатиться по летним фестивалям у нас бы не получилось. Идея была отличная, хотелось осуществить ее в прошлом году, когда «Never, Neverland» исполнялось двадцать пять лет. И это был единственный раз, когда я пытался сделать что-либо подобное. Но не получилось, люди стареют, кто-то уходит из музыки, кто-то теряет форму. Но было бы здорово. Кроме одного человека, который не мог покинуть страну, остальные трое – со мной четверо – все хотели этого.

Раз уж вспомнили МЕТАЛЛИКУ. Слышал их новые песни? И как тебе последние релизы от «Большой Четверки»?

Я сейчас очень занят, нужно готовиться к туру, поэтому максимум, что могу сделать, это иногда выцепить что-нибудь онлайн. Насчет первого сингла не уверен, не помню названия, а вот второй, «Moth»... Как она называется?

Первая была «Hardwired», вторая – «Moth Into Flame».

Да, вот она офигенная. Вторая мне очень понравилась. Все жду, когда смогу купить альбом, сесть и послушать на своей домашней аппаратуре или в студии. Кому-то нравится последний альбом «Death Magnetic», некоторые жалуются на хлюпающий звук, убитое сведение. Но мне тот альбом очень понравился, потому что там слышно влияние «…And Justice For All» и некоторых других старых работ. Сейчас, мне кажется, они прислушались к людям и попытались сделать то, что большинство от них ждет. Вспомним «Черный Альбом», многие люди его обожают сильнее всего на свете, но METALLICA пытаются вернуться назад, уже второй альбом подряд, и снова поймать ту раннюю агрессию, это круто. И мне нравится звук, он сырой, не компьютерный, ты слышишь живую группу. Поэтому мне всегда нравился «Garage Days», это просто джемующая группа, по-моему, это просто замечательно. И я люблю «…And Justice For All», это две мои самые любимые пластинки. Вообще, я из тех, кому нравятся первые четыре их альбома «Kill ‘Em All», «Ride The Lightning», «Master Of Puppets», «…And Justice For All», они мои любимые, но мне нравится и кое-что из позднего, «Death Magnetic» и еще пара песен. У ANTHRAX я больше всего люблю первый альбом, а также «Indians» и другие ранние вещи, с Джоном Бушем тоже кое-что нравится. SLAYER – это одна из тех групп, которые я люблю с первой же секунды, как услышал, до сегодняшнего момента. Хэтфилд и Хэммет очень повлияли на ANNIHILATOR, это легко услышать, но вот что мне нравится в SLAYER – это то, как они придерживаются того, что делают лучше всего. После трех десятилетий они совсем не изменились и делают то, что нравится. А им это правда очень нравится (смеется). MEGADETH – то же самое. Мастейн из тех музыкантов, у которых тебе что-то нравится, а что-то нет, так со всеми бывает, но он легенда и потрясающий фронтмен… Мне жаль это говорить, но уже скоро пора заканчивать, давай последние вопросы.

Что ж ты так подробно отвечаешь, а? До самых интересных вопросов и не дошли. Хорошо, пусть последний будет таким. Если какой-нибудь неизвестный чувак пришлет тебе имейл «Я хочу быть новым вокалистом ANNIHILATOR, дай мне попробовать!», у него есть шансы?

Мне постоянно такое приходит. Я такие имейлы получаю с 1988-го года (смеется). Ну, тогда, конечно, это были не имейлы, а обычная почта. С тех пор и по сегодняшний день я получаю такие записи от басистов, гитаристов, вокалистов, ударников, и иногда это очень кстати. Наш текущий барабанщик, его зовут Фабио, он из Италии, с нами уже около полугода, и он именно так попал в группу. Он прислал мне видео на YouTube, где он исполняет несколько песен ANNIHILATOR, а уже через неделю был в группе (смеется). Конечно, я слушаю, что мне присылают. Часто присылают каверы, особенно гитаристы: «Эй, Джефф, я сыграл твою песню и соло, зацени». Чаще всего, когда я могу, я отвечаю. Это большая честь, и это очень приятно. Но что касается вокалистов: когда два года назад ушел Дэйв Падден, который был в группе почти тринадцать лет, для меня это был шок. Я не думал, что он собирается уходить, потому что он хорошо зарабатывал и, вроде бы, был всем доволен. Думаю, это что-то личное. Так как он мой друг, я не стал вытягивать из него признания, просто пытался сказать «Ты уверен, что хочешь уйти?», «Ты хочешь больше денег?» и так далее. Неделю или две после его ухода я искал вокалиста и понял, что единственные певцы, которые мне были бы интересны, это, во-первых, Роб Хэлфорд, но с ним бы ничего не получилось, потому что он, кажется, уже занят в группе. Называется JUDAS… JUDAS… JUDAS что-то там. А второй вокалист, которого я хотел бы видеть в группе, это Стю Блок, но его уже заманил к себе Джон из ICED EARTH. Я понял, что вернусь к пению, это хорошее испытание для меня, петь и играть на концерте, и в такой роли ездить в туры по месяцу или по два. Нужно для этого много работать, мне это интересно, я более возбужденный и нервный. И думаю, что я продолжу, если смогу, потому что у меня есть идеи для следующего альбома, я хочу, чтобы мой голос звучал более оригинально, а не как закос под таких моих кумиров, как Хэтфилд и Мастейн. Мне очень понравилось работать над «King Of The Kill» в 1995 году, и над некоторыми альбомами после этого. Когда я переслушиваю «Suicide Society», год после выхода, то нахожу его довольно хорошим (смеется). Точно не ниже среднего. Посмотрим, но я считаю, что на следующей записи в песнях должен быть фокус на риффах и в меньшей степени на нормальных песенных структурах, мелодиях, припевах и так далее. Потому что на «Suicide Society» и некоторых других альбомах меня заносило в сторону более коммерческих и мелодичных припевов, а это нифига не тяжело. Сейчас думаю вложить больше мысли в риффы. Думаю, что и большинство фанатов хотят того же, они не хотят слышать попсовые запоминающиеся припевы, им нужен рифф.

Отлично. В конце – несколько мудрых мыслей для всех российских метал-шизоидов.

Мудрых мыслей (смеется)? Я не знаю, все музыканты разные, все люди разные, каждая ситуация, страна, город, сцена, правительство, музыкальный стиль, все очень отличается. Думаю, я скажу в общем, что если ты хочешь заниматься музыкой для удовольствия – делай это для удовольствия. Если ты хочешь чего-то серьезного, хочешь карьеры, это уже другое дело. Пару лет поиграть в группе – это здорово, но если намереваешься заниматься этим всю жизнь, ты должен многому научиться. Если играешь на гитаре – надо научиться играть на басу, программировать барабаны, работать с компьютером, делать сведение. Не обязательно в этом преуспеть, но нужно знать, как что работает, потому что многие вещи надо будет делать самостоятельно, иначе много денег тебе никто не заплатит (смеется). И думаю, надо держать мозг в чистоте. Хочешь долгую карьеру – работай много в начале. А если постоянно бухой или накуренный, то особо не поработаешь. И еще: не важно, что за музыка тебе нравится, какие группы и музыканты. Слушай разные стили. Просто найди разные стили и группы, которые тебе по душе – жанров больше, чем один. Отличная музыка есть в блюзе, джазе, попсе, панке, трэше, дэзе, спиде, экстриме, хардкоре – везде много хороших песен. Вот вам мои мудрые, бля, мысли!

А российские концерты, между тем, уже совсем скоро!
26 ноября, Москва, Volta: http://metalkings.org/concerts/6226
27 ноября, Санкт-Петербург, Зал Ожидания: http://metalkings.org/concerts/6204

Беседовал: Борис Игонин


Фотографии: с официального сайта группы, а так же с московских концертов Annihilator авторства Александра Хорошилова


Выражаем благодарность DELTA MEKONG CONCERTS и лично Олегу Коленде за организацию интервью.

Понравилось интервью? Подпишись на наши сообщества!

Рекомендуем посетить

Carcass CHILDREN OF BODOMKamelotRhapsody
Другие материалы по теме
26 Ноября 2016
Annihilator

27 Ноября 2016
Annihilator

8 Ноября 2013
Annihilator

9 Ноября 2013
ANNIHILATOR

31 Мая 2012
Annihilator

MetalKings.Org - ВконтактеMetalKings.Org - в ФейсбукеMetalKings.Org - ТвиттерMetalKings.Org - Гугл Плюс

Почта: aleksandr_khor [ собака ] mail.ru

© MetalKings.Org 2000 - 2016

Частичное или полное копирование материалов, в том числе фотографий возможно с письменного разрешения администрации и при указании ссылки на источник
18+